Вторичное сиротство в россии 2021

Как всегда, мы постараемся ответить на вопрос «Вторичное сиротство в россии 2021». А еще Вы можете бесплатно проконсультироваться у юристов онлайн прямо на сайте не выходя из дома.

  • отсутствие собственного жилья у него и членов его семьи;
  • если есть документальное подтверждение факта о непригодности помещения для дальнейшего проживания;
  • если он или члены его семьи не имеют социального жилья по договору;
  • при наличии собственного помещения или договора социального найма, если среди членов семьи находится тяжело больной человек.

На базе филиала муниципального предприятия города Новосибирска «Новосибирская аптечная сеть» функционирует первый торгово-выставочный зал «Доступная среда». В нём представлен широкий ассортимент товаров для реабилитации и социализации людей с ограниченными возможностями.

Правовое регулирование предоставления жилья

Министр труда и социальной защиты населения Новосибирской области Ярослав Фролов, отметил, что вопрос обеспечения жильём в каждом населённом пункте региона имеет свои особенности. Новосибирск не является исключением.

По словам Екатерины Аветисовой, к решению стать приемными родителями пензяков чаще всего толкают следующие причины. Первая — собственная бездетность. «Некоторые начинают бить тревогу с 25 лет, что, на мой взгляд, перебор, — говорит специалист. — У других действительно за плечами 15 ЭКО или восемь мертворожденных младенцев. Но такие пары настолько сами травмированы, что точно не станут опорой для ребенка.
Еще одна когорта — пары, потерявшие родных детей. Им на замену они хотят взять ребятишек такого же пола, возраста, внешне похожих. Это непростительная ошибка! Приемный ребенок никогда не будет полностью соответствовать ожиданиям и станет кандидатом на вылет из семьи».
Очень долго беседуют в Центре и с одинокими женщинами 35—46 лет, которые хотят усыновить малыша. «Для себя. Ну, не сложилось, — поясняют они. И добавляют: — Будет хоть кому в старости стакан воды принести». В таких словах нередко слышится эгоистичное желание помочь именно себе, а не ребенку.
«Впрочем, среди таких женщин гораздо ответственнее сельчанки, простые доярки, — подчеркивает Екатерина Аветисова. — За шесть лет возвратов детей от них не было. А вот горожанки всякие фортели выкидывают… Одна дама взяла чудесную девочку, но через несколько лет привела ее назад в органы опеки».
«Мне нужно платить ипотеку…» — сказала дама. Находясь в больнице на карантине, девочка тщетно пыталась дозвониться до матери, не верила, что та ее бросила, кричала, что соцслужбы ее украли, отказывалась есть.
Только после того, как в дело вмешались инспекторы ПДН и объяснили приемной матери, что ей может грозить наказание за жестокое обращение с ребенком, та соизволила прийти. «Я больше не твоя мама и никогда ей не была», — бросила она. Так девочка узнала, что вновь стала сиротой.
«Мы подобрали для нее хорошую семью в районе, там трое своих и четверо приемных детей, — качает головой Екатерина Аветисова. — Девочка ни в какую ехать не хотела — «соблазнили» ее только животными, обитающими в том доме: кроликами, собачками, рыбками, хомячком. Шесть месяцев (!) ребенок никому не позволял дотрагиваться до себя и своего узелка с вещами. А потом раз — и оттаял.
Девочка выбросила старую симку из телефона — вместе со своим желанием общаться с бывшей матерью».
А та осталась у разбитого корыта. Как выяснилось, не ипотека была причиной возврата приемного ребенка, а желание переехать в Израиль к своей первой любви, случайно найденной на страницах «Одноклассников». Но не сложилось…
«А вот другая мама обрела новое счастье, но перед этим избавилась от мешавшего ей сына, — приводит еще один пример Екатерина Ивановна. — Мальчика, рожденного от приезжего из Средней Азии, она сначала оставила в доме малютки, потом несколько раз брала домой и снова возвращала. В последний раз привезла рано утром — заспанного, растерянного и даже завтраком не накормленного. Сотрудники опеки метнулись в магазин, накормили трехлетнего малыша, напоили чаем. И начали устраивать в приют».
К счастью, у этой истории тоже хеппи­энд: ребенка взяла к себе одна из соцработников. Теперь она называет его «моя черная жемчужина» и не нарадуется на успехи мальчугана. А его родная мать переехала в Москву, в очередной раз вышла замуж и родила сына, который, наверное, и не знает о существовании брата.

Еще почитать --->  Денежная компенсация за задержку заработной платы косгу 2021г

Сегодня в России почти 30 млн детей, и порядка 500 тысяч из них — сироты, в том числе и «социальные». То есть их родители живы, но лишены прав или уклоняются от воспитания (например, оставили ребенка в роддоме). Ежегодно армия таких мам и пап пополняется на 35—40 тысяч человек.
При этом сирот практически нет в регионах с традиционным религиозным и культурным укладом — это Чечня, Ингушетия, Дагестан, Калмыкия, Чувашия, Краснодарский край. Самые же проблемные области — Дальний Восток, Сибирь и Еврейская автономия.
А теперь вдумайтесь: 14 российских детей возвращают из приемных семей в детские дома… ежедневно! Получается около 5000 возвратов каждый год. Примерно каждый пятый ребенок сам проявляет такую инициативу. Явление это получило название «вторичное сиротство».

Родная кровь

В прошлом году в Пензенской области из приемных семей вернули 25 детей. 12 из них прожили на новом месте меньше года, остальные — пять и более лет.
«Первые полгода — самый кризисный период для приемной семьи, ребенок способен на провокации, родители «притираются», — поясняет Екатерина Аветисова. — И никогда не угадаешь, кто на что способен. Например, в одном из районов через четыре месяца двоих приемных детей вернула секретарь комиссии по делам несовершеннолетних, сорокалетняя женщина с высшим юридическим образованием. Сказала, что дети неуправляемые и портят ее дорогую технику…»
Другая дама взяла к себе 13-летнего мальчика из Перми. Он учился без троек, играл в футбол и все же согласился сменить привычную атмосферу детдома на приемную семью. Но у мужа этой женщины случился инфаркт, и она привела мальчишку обратно: «Мне супругу больше времени надо уделять…»
Но хочется уже положительных примеров. И они, к счастью, есть! С восхищением Екатерина Ивановна рассказывает о женщине, которая удочерила девочку­инвалида: у малышки от рождения не были сформированы органы таза, выделение происходило через трубочки. Мама возила дочку в Москву, они пережили десять операций и многомесячные периоды реабилитации. Сейчас дочке­красавице 14 лет, пластические хирурги воссоздали ей все, чего лишила природа, и в организме наладились репродуктивные функции!
«Когда эта женщина делилась пережитым на наших лекциях, весь зал рыдал», — заключает Екатерина Аветисова.